Кандидат культурологии, доцент кафедры классической филологии МГЛУ

Раздел II

Микенская цивилизация

В Балканской Греции в XVI в. до н. э. окончательно оформляется ряд независимых и враждебно настроенных друг по отношению к другу государств. Тиринф, Микены, Пилос, Афины, Фивы и др., в отличие от критских дворцов, были хорошо укреплены, так как постоянно были заняты междоусобными войнами. Самым могущественным из древнейших городов были Микены (поэтому период с XVI-XII вв. до н. э. называется «микенским»). Мощные стены дворцов, построенные из практически не обработанных огромных каменных глыб (так называемая «циклопическая кладка», так как считалось, что в ее строительстве участвовали циклопы), говорят о высоких инженерных технологиях того времени.

Греческие мифы рассказывают об упорной борьбе ахейских владык (в поэмах Гомера под ахейцами подразумеваются все греки Пелопоннеса). В мифах даже имеется упоминание о походе семерых царей Аргоса против Фив, крупнейшего города Средней Греции. Раскопки показали, что дворец в Фивах действительно был сожжен и разрушен в XIV в. до н. э. задолго до того, как были разрушены другие дворцы (эти события легли в основу сюжета Эсхила «Семеро против Фив»).

Вход в Микены проходил через Львиные ворота, которые были сложены из поставленных вертикально камней и положенной сверху горизонтальной плиты. Над ней возвышалось рельефное изображение двух львов, стоящих на задних лапах. Головы львов не сохранились.

Львиные ворота в Микенах. Стены выполнены циклопической кладкой

 

Наиболее ранним памятником микенской культуры считаются так называемые шахтовые могилы в Микенах (XVI в. до н. э.), в которых хоронили царей и членов царской семьи. Первые шесть могил были найдены Генрихом Шлиманом в 1876 г. Археологи извлекли из могил много драгоценных вещей из золота, серебра, слоновой кости. Над каждым погребением был насыпан небольшой холм, на некоторых были каменные надгробия. Хоронили в выбитых в скале прямоугольных могилах. Каждая из таких могил имела перекрытие из бревен, на которых лежали камни и слой водонепроницаемой глины.

В некоторых гробницах находилось по одному захоронению, в других ‒ по два, в одном ‒ четыре. Умершим оставляли весьма богатые дары: бронзовые мечи и кинжалы с рукоятками из горного хрусталя, слоновой кости или золота. Особенно интересна выполненная очень динамично и реалистично сцена охоты на львов на одном из инкрустированных кинжалов. Так как микенская культура изначально находилась под сильным влиянием более развитой минойской цивилизации, то, скорее всего, этот кинжал был выполнен в Микенах критским ювелиром, который пытался угодить новым хозяевам (напомним, что на о. Крит сюжеты подобного рода почти не встречаются).

Некоторые из усопших имели на лице золотые маски, весьма тонко передающие портретные черты обладателя такой маски. Самая знаменитая из них названа маской Агамемнона в честь легендарного царя, предводительствовавшего ахейцами в троянском походе. Кому принадлежала маска, неизвестно, потому что Агамемнон жил гораздо позднее.

Маска Агамемнона, найденная в Микенах

 

Во многих погребениях найдены роскошные золотые диадемы, повязки, серьги, подвески, бляшки и многочисленные украшения из полудрагоценных камней, янтаря, фаянса и слоновой кости. Древнегреческий поэт Гомер, автор «Илиады» и «Одиссеи», назвал город Микены «златообильными», а микенского царя Агамемнона признал самым могущественным из всех ахейских вождей, участвовавших в Троянской войне. Находки Г. Шлимана доказали справедливость слов поэта, которые у многих вызывали сомнения. Огромные богатства, найденные в царских захоронениях, свидетельствуют о том, что Микены в то время занимали господствующее положение среди ахейских государств.

В эпосе отразилось и отрицательное отношение ахеян к микенскому господству: автор песен о троянском походе порицает жадность и корыстолюбие Агамемнона и его брата Менелая, царя Спарты (согласно мифам, Агамемнон и Менелай являются сыновьями Атрея, который убил детей своего брата Фиеста и предложил ничего не подозревавшему отцу блюдо из мяса его собственных детей). Видимо преобладание Микен в восточном Пелопоннесе и стремление Агамемнона к установлению гегемонии во всей Греции вызывало недовольство правителей других могущественных государств.

Крепостные стены Микен

 

К числу наиболее интересных памятников микенской эпохи принадлежит и знаменитая Тиринфская цитадель. Огромные глыбы известняка, достигающие двенадцати тонн весом, образуют наружные стены крепости, толщина которых превышала 4,5 метра. Вся система оборонительной конструкции Тиринфской цитадели была тщательно продумана и спроектирована: приближающийся к главным воротам противник вынужден был повернуться к стене, на которой находились защитники города, правым, не прикрытым щитом, боком.

Тиринфская цитадель

Наибольший интерес представляет из себя дворец Нестора в Пилосе, открытый в 1939 г. американским археологом К. Блегеном. Пилосский дворец резко отличается от дворцов минойского Крита четкой планировкой: основные помещения дворца расположены на одной оси и образуют замкнутый прямоугольный комплекс. В здании были ванные комнаты, водопровод и канализация. Самой интересной находкой оказался дворцовый архив, состоящий из тысячи глиняных табличек со знаками линейного слогового письма, очень похожего на то, которое использовалось в документах из Кносского дворца. Глиняные таблички хорошо сохранились благодаря пожару, который случился во дворце. Как оказалось, таблички представляют собой «бухгалтерские» записи, которые велись в Кносском и Пилосском дворцах: в табличках аккуратно перечислялись сосуды с вином, маслом, указывалось количество зерна.

Вход в пилосский дворец

 

Данные эпоса не противоречат археологическим находкам: в поэмах Гомера в подчинении престарелого пилосского царя Нестора находились девять богатых городов; умом, мудростью и своим авторитетом Нестор превосходил в совете ахейских вождей самого микенского царя Агамемнона.

Напряженные отношения между ахейскими государствами не мешали им, однако, вступать в союз для совершения совместных военных походов. Одной из таких общих морских экспедиций был поход для завоевания цветущего троянского царства на северо-западе Малой Азии, в котором принимали участие почти все основные области Греции.

В XIII-XII вв. до н. э. начинаются переселение племен на Балканах и Малой Азии. Среди этих народов находились и дорийские племена, менее развитые по сравнению с населением микенской Греции, но умевшие обрабатывать более совершенный, чем медь металл ‒ железо. Микенские государства, ослабленные междоусобными войнами и исчерпавшие свой внутренний потенциал, не выдержали натиска воинственных племен.

В контексте открытия древних городов необходимо упомянуть о человеке, которому удалось доказать всему миру, что греческая мифология имеет под собой реальную основу. Генрих Шлиман, полиглот, немецкий предприниматель, археолог-самоучка, родился в 1822 г. в семье бедного сельского пастора. С юных лет он постоянно тренировал свою память, заучивая огромные фрагменты текстов наизусть, чему посвящал все свое свободное время. «Благодаря этим продолжительным, чрезмерным занятиям, ‒ пишет Г. Шлиман, ‒ я настолько укрепил свою память в течение этого года, что мне чрезвычайно легко далось изучение голландского, испанского, итальянского и португальского языков и требовалось не более шести недель, чтобы уметь бегло говорить и быстро писать». Карьера торговца началась у Шлимана с того, что он, написал прошение о приеме на работу сразу на нескольких языках, после чего занял должность представителя нидерландской торговой фирмы в Санкт-Петербурге.

Генрих Шлиман

 

Благодаря удивительному коммерческому чутью Генрих Шлиман очень быстро разбогател. К примеру, во время золотой лихорадки в Калифорнии он основал банк, занявшись скупкой и перепродажей золотого песка. Средний дневной оборот Шлимана в те дни составлял от 20 до 30 тысяч долларов. Летом 1853 г. началась Крымская война, которая стала источником обогащения для многих представителей купечества, в том числе и Г. Шлимана. Он торговал серой, селитрой, свинцом, оловом, железом и порохом. В начале 1861 г. российское правительство готовилось обнародовать манифест об отмене крепостного права на больших бумажных афишах. Г. Шлиман постарался скупить как можно больше бумаги и затем перепродать ее по сильно завышенной закупочной цене. Откровенное мошенничество и масштабные поставки некачественного товара не остались незамеченными даже российским императором. На прошении Шлимана вернуться в Россию император Александр II наложил резолюцию: «Пусть приезжает ‒ повесим».

Клад Приама

Став материально независимым, Г. Шлиман решил осуществить свою давнюю мечту ‒ начать раскопки Древней Трои, места, где развертывались события Троянской войны, начавшейся из-за того, что Парис похитил Елену. Шлиман был твердо убежден, что «Илиада» Гомера была не просто сказанием, легендой или мифом, а описанием исторических событий. Поэтому он со скрупулезностью бухгалтера сначала хронологически точно восстановил ход троянской битвы, описанной Гомером. Этот своеобразный график событий Шлиман надеялся наложить на топографию местности и выяснить расстояние между некоторыми географическими пунктами, упоминавшимися у Гомера. Приехав на побережье Малой Азии (совр. Турция), Шлиман сразу обратил внимание на холм под названием Гиссарлык, что в переводе означает «дворец». Здесь повсюду были разбросаны никому не нужные глиняные черепки, мраморные плиты и куски тесаного камня. Из этого видно, каким удивительным археологическим чутьем обладал Шлиман, который по виду разбросанных камней и качеству земли сразу же смог определить место древнего городища.

Гиссарлык

 

В 1873 Г. Шлиман обнаружил «клад Приама», состоявший из 8833 предметов. Исследователь распорядился зарисовать каждый из предметов отдельно и присвоил каждому инвентарный номер. Результаты раскопок вызвали шквал критики со стороны профессиональных археологов. Видный ученый того времени Эрнст Курциус, руководивший раскопками в Олимпии, крайне неодобрительно высказывался о неаккуратном способе ведения Шлиманом раскопок. Многое из того, что, по мнению Шлимана, не представляло интереса, попросту игнорировалось и уничтожалось, а культурный слой, к которому относилась Троя эпохи Троянской войны безвозвратно уничтожался. К тому же, Шлиман ошибся в оценке возраста культурных слоев, и «Клад Приама» оказался по меньшей мере на тысячу лет старше описанных Гомером событий, что, конечно же, не умаляет его исторической ценности.

Фотография Софии Шлиман ‒ второй жены Шлимана ‒ в украшениях из «Клада Приама». Около 1874 года. На момент бракосочетания Шлиману было сорок семь, а его второй жене Софье, в ту пору еще гимназистке, семнадцать. По свидетельству очевидцев, жена была выше Шлимана на полголовы. Весьма сомнительным выглядит второй брак Г. Шлимана. По законам Российской империи первый брак Шлимана с Екатериной Лыжиной-Шлиман еще не был расторгнут. Шлиман развелся с женой заочно в штате Индиана, для чего ему пришлось принять американское гражданство.

Шлиман также провел раскопки в Микенах и Тиринфе, которые в отличие от Трои, с глубокой древности считавшейся пропавшей на века, никогда не пропадали из виду. Пусть от них сохранились лишь руины, но циклопические стены этих легендарных городов во все времена восхищали людей. Шлиман нашел в Микенах шесть захоронений со скелетами в золотых масках. Его предположение о том, что гробницы относятся ко временам Троянской войны, позже было опровергнуто: они оказались на триста лет старше.

Найденный Шлиманом клад Приама в 1881 году был передан в Имперский музей Берлина. В начале Второй мировой войны клад внезапно исчез из музея. Долгое время считалось, что он был спрятан немцами в подземных бункерах, дабы спасти его от бомбардировок, но был утерян. И только в 1993 году российское правительство признало, что клад Приама все послевоенное время хранился в запасниках Пушкинского музея в Москве. Теперь, благодаря энтузиазму Генриха Шлимана и доблести наших солдат весь мир может созерцать сокровища Трои в столице России!

Рекомендуемая литература

Винденберг Ф. Золото Шлимана. ‒ Смоленск: Русич, 1996. ‒ 592 с., ил. (Филипп Ванденберг, автор всемирно известного бестселлера «Забытый фараон», в своей новой книге прослеживает путь сокровищ Древней Трои и судьбу их первооткрывателя ‒ немецкого археолога-любителя Генриха Шлимана. Книга богато иллюстрирована и содержит много ранее неизвестных российским читателям фактов).