Мында Наталья Богдановна

Mynda Natalia Bogdanovna

 Кандидат культурологии, доцент

PhD in Culturology, Associate Professor

Московский государственный лингвистический университет

Moscow State Linguistic University

 РОЛЬ ИЗУЧЕНИЯ ТЕКСТОВ НОВОГО ЗАВЕТА В СВЕТЕ СОВРЕМЕННОГО БОГОСЛОВСКОГО ОБРАЗОВАНИЯ

ROLE OF STUDYING THE TEXTS OF THE NEW TESTAMENT IN THE LIGHT OF THE MODERN THEOLOGICAL

Синергия Наук. 2018. № 24. С. 1395-1401.

Аннотация на русском языке:

Настоящая публикация призвана продемонстрировать значимость компетенции чтения и анализа древнегреческого текста для специалистов в области теологии. Автор опирается на примеры, взятые из текста Нового Завета, которые помогают по-новому взглянуть на хрестоматийные евангельские сюжеты. Обращение к языку оригинала способствует решению ряд богословских, историко-культурологических и текстовых проблем. При этом особо подчеркивается важность переводов, функция которых заключается в том, что они открывают доступ к текстам для широкой аудитории, но отрицается попытка замены ими подлинников.

The summary in English:

Article aims to demonstrate the significance of the competence of reading and analyzing ancient Greek text for professionals in the field of theology. The author draws on examples from the text of the New Testament, which help to make a new look at the Gospels. The use of the original language contributes to the solution of a number of theological, historical-cultural and textual problems. This emphasizes the importance of translations, the function of which is that they open access to texts for a wide audience, but denies the attempt to replace them with originals.

Ключевые слова: теология; древнегреческий язык; Новый Завет.

Key words: theology; Greek language; New Testament.

 

Вопрос о важности древнегреческого языка в системе профессиональной подготовки специалистов теологов не раз возникал перед приступающими к изучению, преподавателями и методистами. Данная публикация имеет целью раскрыть значимость компетенции чтения и анализа древнегреческого текста для специалистов в области теологии. Ведь обращение к языку оригинала помогает решить ряд богословских, историко-культурных, смысловых проблем.

В синодальном переводе читаем:

«Да и кто из вас, заботясь, может прибавить себе роста хотя на один локоть?» (Лк. 12, 25).

Но локоть ‒ это мера длинны, равная 45 см. Посмотрим в греческий текст: ἡλικία[1] ‒ возраст, рост (Н. З.). Здесь скорее всего говорится о длине жизни, и pῆχυς ‒ «локоть» тогда можно перевести как «небольшой промежуток времени», ведь локоть как мера длины не может выглядеть незначительной прибавкой к человеческому росту. Ср. еще Пс. 38, 6: «Ты дал мне дни, как пяди», где видим то же использование меры длины в значении времени. Иногда мы меру длинны (расстояние) измеряем временем: «Сколько до города?» «10 минут езды».

Изучив язык оригинала, можно взглянуть по-новому также и на притчу о неправедном судьи:

«Но как эта вдова не дает мне покоя, защищу ее, чтобы она не приходила больше докучать мне» (Лк. 18, 5).

Нейтральный глагол синодального перевода «докучать» на древнегреческом звучит как ὑπωπιάζω, что означает буквально «подбить глаз». Неужели неправедный судья боялся, что беззащитная вдова поставит ему синяк? Дж. Деретт [4, p. 189-191] полагает, что греческое слово ὑπωπιάζω могло быть буквальным переводом арамейского глагола «чернить лицо» со значение «позорить, бесславить». При таком понимании судья боится, что из-за настойчивости вдовы он станет предметом общественного осуждения и насмешек.

В сюжете о двух лептах вдовы читаем:

«Взглянув же, Он увидел богатых, клавших дары свои в сокровищницу» (Лк. 21,1).

Две лепты вдовы

Из синодального перевода не очевидно, что Иисус Христос сидел в храме, уча стоявший вокруг народ (ср. «каждый день с вами сидел Я, уча в храме, и вы не брали Меня» (Мф. 26, 55)). Но обратимся к языку оригинала: «взглянув» ‒ ἀναβλέψας ‒ этот глагол имеет значение «смотреть снизу верх», из чего ясно, что Христос сидел в храме, уча народ. Это предположение подтверждают и последние стихи 21 главы (Лк. 21, 37-38): «Днем Он учил в храме, а ночи, выходя, проводил на горе, называемой Елеонской. И весь народ приходил к Нему в храм слушать Его».

Некоторые слова отсутствуют в синодальном переводе.

Так, на замечание служанки «и этот был с Ним» (Лк. 22, 56) Петр отвечает: «я не знаю Его» (синодальный перевод). В тексте же оригинала это звучит как: «не знаю Его, женщина» (Οὐκ οἶδα αὐτόν, γύναι). И далее, на замечание одного из увидевшего его «и ты из них» Петр отвечает: «Нет» (в синодальном переводе). В оригинале же читаем: «Человек, не есть я». Опущенные в синодальном переводе слова указывают на то, что апостол Петр охвачен страхом, он ведет себя осторожно и вежливо, стараясь не привлечь к себе внимание даже служанок.

По дороге в Иерусалим Иисус

«обратившись к ним, запретил им и сказал: не знаете, какого вы духа» (Лк. 9, 55).

В древнегреческом тексте стоит причастие στραφείς ‒ «повернувшись», указывающее на то, что Иисус Христос идет впереди своих учеников.

Лука 4, 31:

«И пришел (из Назарета) в Капернаум, город Галилейский, и учил их в дни субботние».

Глагол «κατῆλθεν» можно перевести точнее ‒ «не пришел», а «сошел», ведь Назарет находится на высоте 370 м над уровнем моря, а берег Галилейского озера ниже уровня моря на 210 м.

Апостол Лука. Миниатюра, 950 г. Византия

Существует церковное предание, согласно которому евангелист Лука был врачом. Помимо не совсем достоверного места из послания к Колоссянам 4, 14 («Приветствует вас Лука, врач возлюбленный»), доказательством этого предположения считается отрывок, присутствующий у трех евангелистов ‒ Матфея, Марка, Луки, об исцелении прокаженного. Вместо простого «λεπρός» ‒ «прокаженный», встречающегося у ев. Матфея (8, 2) и ев. Марка (1, 40), ев. Лука использует выражение «человек, сплошь покрытый проказой» (ἀνὴρ πλήρης λέπρας) (Лк. 5, 12). Слово «πλήρης» ‒ полный, наполненный, сплошь покрытый (проказой ‒ Н.З.) в этом значении засвидетельствовано в сочинениях по медицине. Как нам кажется, этот отрывок позволяет с большей долей вероятности говорить о знаниях в области медицины евангелиста Луки.

В сюжете о прощении грешницы в доме фарисея Симона (Лк. 7, 36-50) в синодальном переводе читаем:

«А потому сказываю тебе: прощаются (ἀφωνται) грехи ее многие за то, что она возлюбила (ἠγάπησεν) много, а кому мало прощается (ἀφίεται), тот мало любит. Ей же сказал: прощаются (ἀφωνται) тебе грехи» (Лк. 7, 47-48).

φωνται ‒ это форма perfectum indicativi passivi 3 pl. к глаголу ἀφίημι, употребляемая в текстах Нового Завета. Точнее был бы перевод: «прощены грехи ее…. прощены твои грехи». Возможно, что прощение произошло раньше, во время предыдущей встречи женщины с Иисусом. Пришла же она к Симону в дом, уже зная о прощении. У Александра Павловича Лопухина читаем: «Прощены уже многие грехи этой женщины, и это достоверно, потому что только прощенная могла проявлять с такой силой любовь» [1, с. 175, 177].

Рассмотрим также слова Иисуса Христа об Иоанне Крестителе:

«Вот пришел Иоанн Креститель: ни хлеба не ест, ни вина не пьет; и говорите: «в нем бес». Пришел Сын Человеческий: ест и пьет; и говорите: «вот человек, который любит есть и пить вино, друг мытарям и грешникам»» (Лк. 7, 33-34).

В отличие от Иоанна, Иисус ел хлеб, пил вино и даже принимал участие в праздничных трапезах, однако те же самые ревнители благочестия не только не одобряли этого, но высказывались с не меньшей злобой. Оскорбительное выражение «φάγος ‒ обжора», «οἰνοπότης ‒ винопийца, пьяница» в синодальном переводе смягчено: «человек, который любит есть и пить вино». Эти слова напоминают о буйном сыне во Втор. 21, 20-21:

«И скажут старейшинам города своего: «сей сын наш буен и непокорен, не слушает слов наших, мот и пьяница». Тогда все жители города пусть побьют его камнями до смерти; и так истреби зло из среды себя, и все Израильтяне услышат и убоятся».

Таким образом, фарисеи намекают на вину, которая должна по закону Моисея караться смертью.

Фраза

«ибо я думаю, что нам, последним посланникам, Бог судил быть как бы приговоренными к смерти, потому что мы сделались позорищем для мира, для Ангелов и человеков», как писал ап. Павел в Первом послании к Коринфянам (1 Кор. 4, 9),

в греческом тексте выглядит несколько иначе: «θέατρον ἐγενήθημεν ‒ зрелищем мы были сделаны». Слово «зрелище должно было ассоциироваться у читателей с гладиаторскими играми, которые проводились также и в Коринфе. Ап. Павел использует этот образ, чтобы продемонстрировать позор, которому подвергнутся апостолы, «как невольники на языческих празднествах» [3, с. 141].

Также, отправляя семьдесят учеников на проповедь, Иисус Христос сказал:

«Не берите ни мешка, ни сумы, ни обуви, и никого на дороге не приветствуйте» (Лк. 10, 4).

Слово «мешок» (βαλλάντιον) точнее можно перевести как «мешочек для денег, кошелек». Деньги в кошельке носили обычно городские жители, а сельские завязывали монеты в пояс (ср. параллельное место у ев. Марка (Мк. 6, 8): «ни меди в поясе»). Такое различие может быть вызвано тем, что ношение кошелька было городским обычаем, а Лука обращается преимущественно к городскому читателю.

В притче о милосердном самарянине читаем:

«По случаю один священник шел тою дорогою и, увидев его (израненного человека ‒ Н. М.), прошел мимо» (Лк. 10, 31).

Добрый самаритянин

Точнее глагол «ἀντιπαρῆλθεν» можно было бы перевести как «прошел по противоположной стороне дороги». Священник шел мимо, потом перешел на другую сторону дороги. Некоторые комментаторы предполагают, что священник испугался ловушки со стороны грабителей, другие ‒ что он принял путника за мертвого и не хотел оскверниться прикосновением к его телу. Но при таком толковании теряется смысловой оттенок глагола «ἀντιπαρῆλθεν», который придает фразе следующее значение: «сделал вид, что не заметил».

В притче о верном домоправителе читаем:

«То придет господин раба того в день, в который он не ожидает, и в час, в который не думает, и рассечет (διχοτομσει) его, и подвергнет его одной участи с неверными» (Лк. 12, 46).

Глагол διχοτομέω (и у Мф. 24, 51) означает «разрубать на две части, на куски» и в переводе Семидесяти используется при описании разделки жертвенного животного (Исх. 29, 17); как способ казни упоминается в Одиссее (18, 339) и у Геродота (2, 139) (ср. Лк. 19, 27). Однако кажется маловероятным, чтобы этого человека лишили жизни. Скорее всего, автор использует здесь гиперболическую метафору в значении «подвергаться самому суровому наказанию», ср. выражение «спустить шкуру».

Примеры, выявленные нами в текстах Нового Завета, призваны продемонстрировать важность изучения древнегреческого языка для профессиональной подготовки студентов отделения теологии. При этом не отрицается важность переводов, отрицается только возможность заменить ими подлинники в научном и художественном отношении. Закончить хотелось бы словами Сергея Ивановича Соболевского:

«Я не хочу сказать, что филология должна стать целью для богослова; нет, богослов всегда должен помнить, где его истинная цель; но в филологии он должен видеть средство, и средство необходимое для достижения намеченной им цели: филология должна быть для него верной помощницей богословия» [2, с. 30].

Литература:

  1. Лопухин А. П. Толковая Библия или комментарий на все книги Святого Писания. СПб., 1912. Т. 9. ‒ 505 с.
  2. Соболевский С. И. Греческий язык библейских текстов. Koin». ‒ М.: Изд-во Московского Подворья Свято-Троицкой Сергиевой Лавры, 2013. ‒ 176 с.
  3. Толкование посланий св. Апостола Павла. М: Русский Хронографъ. 2002. 720 с.
  4. Derrett J. D. M. Law in the New Testament. London: Darton, Longman &​ Todd, 1970. ‒ 503 p.
  5. The Greek New Testament. Fourth Revised Edition. Edited by Barbara Aland, Kurt Aland, Johannes Karavidopoulos, Carlo M. Martini, and Bruce M. Metzger in cooperation with the Institute for New Testament Textual Research, Münster / Westphalia. Deutsche Bibelgesellschaft. United Bible Societies. ‒ Stuttgart: Deutsche Bibelgesellschaft, 1993. ‒ 812 s.

 

[1] В качестве оригинала здесь и далее взят текст 4-го издания греческого Нового Завета Объединенных библейский обществ [5].

Смотреть и скачать в формате pdf